Олег ева отказ от воровского. Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер. Ева в Думе

Где сидит вор в законе сахно

Олег ева отказ от воровского. Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер. Ева в Думе

Сидят (слева направо) воры в законе: Чира, Джем, Стрела, Сахно, Ева.

Восхождение на Голгофу Олега Шохирева КРИМИНАЛЬНЫЕ

Сидят (слева направо) воры в законе: Чира, Джем, Стрела, Сахно, Ева.

День рождения одного из лидеров дальневосточного преступного мира вора в законе Джема.

Стоят: вор в законе Литвин, Пудель, вор в законе Отари Тоточия, имя последнего — неизвестно Известный журналист, бывший собкор «Известий» по Дальнему Востоку, а ныне депутат Государственной думы Борис Резник принес в редакцию материал, на конкретных примерах показывающий, каким образом происходит сращивание правоохранительных органов, государственной власти и преступности.

Но чтобы милицейские, прокурорские, судейские чины цинично и бестрепетно работали на бандитов, устраивали из следствия злонамеренный фарс, издевку, с бесовской изворотливостью разваливали уголовные дела — это уже явления новейшей российской истории.

За вора в законе замолвили слово — Новая газета

И что уж совсем чудовищно, им активно помогают некоторые депутаты Государственной думы.

Из тех, что позиционируют себя в общественном мнении яростными народными защитниками, неподкупными борцами с коррупцией и организованной преступностью.

  • Чтобы понять, что происходит, надо сделать экскурс в недавнее прошлое.
  • В 90-е годы прошлого столетия Комсомольск-на-Амуре слыл криминальной столицей Дальнего Востока.
  • Особой заботой Джема было воспитание молодого воровского поколения.

Неподалеку от Комсомольска, на амурском острове, который по речным лоциям значится как Малайкин, Джем создал для тутошних пацанов и пацанок лагерь со спортивными площадками, банькой, двухэтажным коттеджем.

Это место народная молва быстро переименовала в остров Джема.

Общак организованная преступная группировка — Википедия

Когда однажды на остров нагрянули собровцы, они обнаружили там с полсотни подростков, на кухне вместо молока и компота — десятки ящиков водки, шампанского, коньяка.

  • Главными «воспитателями» на острове Джема были хорошо известные милиции Виктор Давыденко, неоднократно судимый за незаконное хранение и сбыт наркотиков, и Павел Есин, отбывавший сроки за мужеложство, убийство, кражи, хулиганство, попытку побега из мест заключения… По его рекомендации были коронованы в воры в законе даже двое несудимых, совсем молодых, но свято чтущих воровские законы местных парней — Шохирев и Лепешкин.
  • Еще один «педагог», Сергей Кривов, прежде сидел за наркотики и хулиганство. Позже один из них станет действующим лицом уже в теперешней нашей истории, а тогда оба впервые «засветились» в Самаре, куда Джем направил их представлять Дальневосточный регион на всероссийской воровской сходке.
  • Там их задерживала и проводила «установочную» работу милиция.

В ту же пору дальневосточный криминалитет прилагал серьезные и небезуспешные усилия для того, чтобы интегрироваться во властные, общественные, правоохранительные и медийные структуры, везде иметь своих людей.

Когда я написал в «Известиях» статью «Остров Джема» (N 128 от 11 июня 1997 года), на защиту воровского сообщества поднялась комсомольская-на-Амуре общественная организация «Сострадание», которую учредили весьма близкие к Джему люди с биографиями, не запятнанными тюремными отсидками.

Прислужники Статьи Известия

Возглавляли «Сострадание» супруги Ситовы — тренеры спортклуба «Дзёмги», где «качались» многие местные парни.

Вошел в организацию и врач Юрий Соколов, которого в Комсомольске знали как личного лекаря Джема и его соратников.

Однажды милиция задержала сподвижника Джема — вора в законе по кличке Стрела.

Здесь все на братве. В Екатеринбурге появились смотрящие от

Соколов принес в следственные органы справку, что у того цирроз печени, и он вот-вот, со дня на день, помрет. «Инвалид» после этого четыре года обучал своих подопечных рукопашному бою, пока в очередной раз не попал за решетку за грабеж.

Как потом увидим, криминальные авторитеты и теперь сполна используют медиков для того, чтобы «отмазаться» от тюрьмы.

Слева направо: атаман «Казачьего братства» казачий полковник Михаил Филин, заместитель главного редактора газеты «Завтра» Владимир Бондаренко, Владимир Податев по кличке Пудель, депутат Государственной думы 2-го созыва генерал-полковник Альберт Макашов Особенно преуспел в легализации воровских структур тогдашний «смотрящий» за Хабаровском криминальный авторитет Владимир Податев по кличке Пудель.

  • Я до сих пор храню его визитную карточку с золотым обрезом, где означены далеко не все высокие должности Пуделя: член комиссии по правам человека Общественной палаты при президенте (еще Ельцине ) Российской Федерации, заместитель верховного атамана Союза казачьих войск России и зарубежья, член президиума ЦК свободных профсоюзов…
  • Замечу, что 18 лет из 35 к моменту своего освобождения Податев провел в тюрьмах, лагерях и пересылках.
  • Сидел за кражу, потом за грабеж, потом за групповое изнасилование… И вскоре воры в законе поручили Пуделю весьма деликатную и ответственную сферу — сбор «общака».
  • Молодежь, рекрутированная Пуделем, в основном пэтэушники, уличная шпана, доказывая верность «воровским законам», терроризировала сверстников, отбирала у них деньги.

Но отнюдь не копейки пацанов составляли основу «общака».

Крупные суммы «теневых» денег отдавали туда коммерсанты в обмен на обещание обеспечить «защиту».

А кто не соглашался, к тем приходили накачанные парни из созданной Пуделем ассоциации с символическим названием «Свобода», и тогда сдавались самые упорные.

Во вторник мы публикуем первую часть расследования. В истории органов было разное: узаконенные пыточные камеры и облыжные обвинения, внесудебные приговоры и коварные политические убийства…

Мозговым центром «Свободы» стал Игорь Ример, отбывший восьмилетний срок за хищения в особо крупных размерах.

Новости Руспрес — Воровская власть Дальнего Востока

Во время одного из обысков в кабинете генерального директора «Свободы» Игоря Римера нашли целый арсенал оружия, в том числе и такого экзотического, как ручки-пистолеты.

  • Видимо, необходимо оно было для «цивилизованного» решения «спорных» вопросов.
  • Одной «Свободы» Пуделю показалось мало, и он учредил общественную организацию «Единство», которую вскоре объявил международной и сообщил, что открыл филиалы в США, Канаде, Франции, Испании и других странах.
  • Огласил меморандум в краевых СМИ: «Движение «Единство» является союзом людей, общая цель которых…
  • Добиваться создания на земле единой общности процветающих государств с действующими правозащитными и социальными инструментами…

К цели этой могут стремиться личности, обладающие высокими моральными и духовными качествами…» В «Единство» вошли, естественно, все окрестные бандюганы.

Дальний Восток Сход-развал воров в законе

Например, лидерами этого «правозащитного» движения в поселке Хор стали особо опасные рецидивисты Баканов и Начвин, прежде по семь раз судимые.

  • На момент вступления в общественные должности эти «высокоморальные» деятели ждали очередного суда в следственном изоляторе за вымогательство.
  • А уж как старались, просто землю рыли, прославляя воров, некоторые наши коллеги-журналисты!
  • Однажды вечером, когда многие хабаровчане смотрели по каналу телевидения Амура американский боевик, фильм вдруг на полуслове прервали, и на экране появились местный журналист Александр Сергеев, назвавшийся одним из вице-президентов «Единства», священник русской древней православной церкви отец Валерий и атаман станицы Горовская Николай Шевчук. «Готовится ритуальное убийство Податева», — неистовствовал отец Валерий.
  • Ему вторил Сергеев: «…в городе будет совершена провокация против «Единства» и нашего лидера Владимира Петровича Податева. Он, видно, хорошо проплатил, и в город примчалась съемочная группа Российского телевидения.

Кровавую бойню через столкновение группировок запустила в действие… Прошла передача «В Хабаровске все спокойно», прославлявшая воровское «Единство» и его лидера Пуделя, где многократно утверждалось, что именно он — оплот правопорядка в городе.

Апогея пуделевская слава достигла 12 июня 1994 года в День независимости государства Российского, когда его вместе с верховным атаманом Союза казачьих войск России и зарубежья Ратиевым принял в Георгиевском зале Кремля тогдашний президент Ельцин.

Хабаровский край ахнул, сраженный необоримостью и всесилием воровского лидера, а я, работая тогда собкором «Известий» по Дальнему Востоку, понял, что такое «терпеть без подлости неможно», и опубликовал статью «Кто там рядом с президентом? Начальники региональных управлений ФСБ и МВД объявили мне, что, по их оперативным данным, Пудель меня «приговорил», и приставили охранников — чуть ли не взвод ОМОНа.

Криминальные

Криминальные личности разгуливают по коридорам высшей власти» («Известия» от ). Больше месяца передвигался я по Хабаровску в неудобном бронежилете в окружении ребят-гренадеров с автоматами. Ворам в законе не понравилось, что он «влез в политику», привлек к ним пристальное внимание властей, сыщиков.

Такая вот предыстория нашей нынешней, тоже не шибко приятной истории.

Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер

Олег ева отказ от воровского. Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер. Ева в Думе

Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер

Бесстрастное время выяснило, что из всех здравствующих бывших лидеров преступной группировки «общак», ставшей на полтора десятилетия «теневой властью» в Хабаровском крае, своими поведением в местах лишения свободы принадлежность к воровскому клану доказал только один Олег Шохирев.

На свободе он всегда оставался «в тени» более заметных коллег, но, уйдя отбывать 20 лет строгого режима, в отличие от них, Шохирев сделал все, чтобы вопросов к нему не возникло. «Общак» был организован в Комсомольске-на-Амуре еще при советской власти «вором в законе» Джемом (Васин).

Авторитет Джема был огромен и не только на Дальнем Востоке, но по всему Союзу, хотя по классическим понятиям он многим не соответствовал званию «законника». По натуре дальневосточник был обычным хулиганом, а не вором.

Страсть к мордобитию, проявлявшаяся в его характере всю жизнь, очень быстро привела крутого юношу в колонию, где он предпочел выбрать не путь «отрицалы», а послушно работать в промзоне, изготавливая колючую проволоку.

Только один этот факт должен был навсегда захлопнуть перед ним двери в воровской мир.

10 ноября 1994 г. Комсомольск-на-Амуре. День рождения Евгения Васина (Джем). Слева направо сидят воры в законе Чира, Джем, Стрела, Сахно, Ева. Слева направо стоят вор в законе Литвин, авторитет Владимир Податев, вор в законе Отари Тоточия

По молодости, Джем восторгался сицилийской мафией. Район Комсомольска-на-Амуре Дземге, где будущий «хозяин» города родился и освоил улицы с подворотнями, он частенько именовал Палермо. Джем пытался организовать группировку преступников с уставом и внутренней иерархией, взятых от итальянских преступников.

Слева воры в законе: Гия Диаквнишвили, Евгений Васин (Джем) и Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский)

Поклонник мафиози оказался талантливым организатором. Свою задумку юности он реализовал. Отбывая очередной срок, его все-таки осенило, что для его далеко идущих планов лучше всего примкнуть к «ворам в законе». Но и тут амбициозность Джема заставила сделать еще один непростительный проступок.

Он не стал терпеливо ждать обязательного «подхода», а просто объявил сам себя «вором в законе». Такое не только никогда не прощается, а обязательно наказывается смертью. Конфликт из-за современного «Лжедмитрия», вспыхнувший в Тобольской спецтюрьме, разрешился миром.

После тщательного собеседования и долгих раздумий находившиеся там «законники» признали его полномочия.

В центре вор в законе Джем (Евгений Васин)

«Правовой нигилизм» Джема, вероятно, оказался заразным и передался в дальнейшем всем крестникам.

Вернувшись с титулом в родной Комсомольск-на-Амуре, он стал спешно «ковать» новые кадры из числа наиболее преданных членов организованной им группировки.

Таким нехитрым способом Джем обеспечивая себе численное преимущество при решении возникающих спорных вопросов с ворами-представителями иных национальных диаспор.

Воры Дальнего Востока

В 1996 году в очередную поездку в Москву он взял с собой Олега Шохирева и Сергея Лепешкина, более известных в промышленном центре на Амуре, как Пенсионер и Лепеха. В столице лидер «общака» представил своих подчиненных воровской элите «ворами в законе», несмотря на то, что те ни разу не побывали за забором зоны и не имели обязательного для коронации уголовного стажа.

Авторитет Джема оказался настолько непререкаемым, что никто ему не осмелился перечить. Пенсионер получил награду от Джема за старание в деле «подтягивания» в группировку молодежи. На этом поприще он показал себя талантливым пропагандистом.

Закат дальневосточного «дона Корлерне» начался с поджога в Комсомольске-на-Амуре кафе «Чародейка», устроенного «общаковскими» 22 февраля 2001 года. Джем пытался устрашить часть местных предпринимателей, поставивших под сомнение всесилие «общака». Пожар унес жизни 8 человек. Еще 17 получили тяжелые ожоги.

Вор в законе Сахнов Эдуард Георгиевич (Сахно)

Прогремевшее по телеканалам на всю Россию преступление послужило причиной ареста Джема и помещения его в следственный изолятор краевого центра, где он через несколько месяцев скончался от сердечной недостаточности. Пенсионер, конечно же, знал о намечавшейся акции устрашения, но тогда у следствия не хватило аргументов. Привлечь к ответу, как соучастника, не удалось.

Лишившись лидера «общак» выдвинул в первые ряды руководителей сообщества воров Сахно (Сахнова), Пенсионера и Лепеху. К тому времени сообщество носило явные черты крупного коммерческого предприятия. «Общак» занимался прибыльными на Востоке России перепродажей иномарок, морскими промыслом и перевозками, а также торговлей бензином.

Бытовая разборка

Менталитет хулиганов, заложенный глубоко в мозги крестным отцом, не позволил Пенсионеру и Лепехе полностью забыть преступные привычки и стать легальными бизнесменами. Обычный бытовой конфликт, расцененный в дальнейшем судом хулиганским нападением, послужил последним тревожным звонком Пенсионеру.

Его собрат Лепеха не смог самостоятельно утихомирить мелкого уголовника по фамилии Соколов, проживавшего в одном подъезде с матерью «вора в законе». Более того, во вспыхнувшей кулачной потасовке Лепеха потерпел смертельно обидное для титулованной особы поражение.

Покинув место боя, он обратился за помощью к братве.

Вор в законе Сергей Лепешкин — Лепеха

Пенсионер, будучи обладателем весьма хлипкого телосложения, за что носил вторую менее распространенную кличку Малек, с собой взял десяток «солдат», которые, поникнув во вражескую квартиру через окна и дверь, взяли в полон обидчика. Разбушевавшийся Лепеха сильно порезал пленника ножом, но затем благородно даровал ему жизнь, оставив без внимания совет Малька избрать для нарушителя воровских понятий высшую меру наказания.

Несмотря на то, что раненый Соколов категорически отказывался признавать себя потерпевшим, отголоском ночного боя стало возбуждение уголовного дела. Лепеха был немедленно арестован, а Пенсионер предпочел уйти «в бега».

Главный виновник происшествия получил реальный срок и, наконец, отправился на первое знакомство с зоной, которое закончилось для него плохо. В 2003 году он был найден повешенным на шнурках от ботинок в СИЗО города Тайшета.

Разгром ОПГ

Пенсионер временно залег на дно в Хабаровске, где проживал в предоставленной ему местными авторитетами комфортабельной конспиративной квартире. Его удалось довольно быстро «вычислить». В Хабаровск из Грузии прибыли на «свиданку» к ушедшему в глубокое подполье Пенсионеру его супруга и дочь. Они привели к схрону «вора в законе» оперативников. Остальное стало делом техники.

Слева воры в законе: Гела Джоджуа, Вася Карабашев, Олег Шохирев, Сергей Бойцов, Георгий Джанезашвили, Азат Ахмадеев и Владимир Зятьков, 1998 год, Хабаровский край

К чести Пенсионера он, несмотря на численный перевес и накачанные мускулы тренированных омоновцев, оказал активное сопротивление, попытавшись укусить милиционера. Участие «вора в закона» в экзекуции было оценено в 4 года и 2 месяца, но, все-таки, условного срока. Обладатель уже третьего по счету погоняла ─ Леший вернулся в Комсомольск-на-Амуре и принялся за прежнее.

Лишившись твердой руки Джема, «общак» медленно, но неуклонно двигался к концу. В нем стали все чаще проявляться центробежные тенденции. Хабаровский «смотрящий» Краб объявил о полной автономии. «Общак» предпринял карательную операцию, в результате которой отступник сбежал от возмездия.

Многим запутавшимся в хитросплетениях криминальной жизни бизнесменам, оказавшим поддержку Крабу, пришлось выплачивать солидную контрибуцию. По Хабаровску прокатилась волна заказных убийств видных представителей делового мира.

Не по воровски

13 мая 2005 года группировка «общак» была окончательно разгромлена. Милиция за одни сутки арестовала около трех десятков ее активных членов. За решеткой надолго оказались Сахно, Пенсионер и Ева (Семакин), заменивший погибшего в зоне Лепеху, а с ними «стремящиеся» авторитеты Александр Ситов и Константин Кошелев.

Вор в законе Олег Семакин (Ева)

Следствие тянулось очень долго. В ходе его опытный Сахно совершил немыслимый для классических воровских понятий поступок. Он подал иск о защите чести и достоинства к СМИ, в публикациях обвинивших его в вымогательстве.

Еще дальше пошел Ева. Будучи осужденным, в 2013 году он собственноручно написал заявление о  добровольном сотрудничестве с администрацией исправительного учреждения Минусинска, где в то время находился. ФСИН тут же поспешила его обнародовать и объявить о «ломке» очередного вора. Вся троица в 2009 году Хабаровским судом была признана виновной в совершенных преступлениях.

Слева воры в законе: Рауль Гогилава, Вахо Эхвая и Олег Семакин (Ева), 1993 год, Сахалинская область

Вынесение приговора прошло с огромным трудом. Присяжные заседатели отказывались от участия, ссылаясь на неожиданно возникшие заболевания и даже на давление со стороны.

Все же на долю Пенсионера определили 20 лет строгого режима и 500 тысяч рублей штрафа. С Дальнего Востока он был этапирован в Центральную Россию.

Местами заключения для него стали тюрьмы в Новгородской области, Димитровграде и Тольятти.

Слева вор в заоне Олег Шохирев, справа вор в законе Сергей Лепешкин

Судя по скудной информации, отступать от принципов Пенсионер не собирается. В Новгороде ему добавили 3 года срока, а в Тольятти содержали на особом режиме в помещении камерного типа, на профессиональном языке уфсиновцев ─ ЕПКТ.

Отпущенный срок для него заканчивается в 2025 году. В том же году ему предстоит встретить свое пятидесятилетие.

Еще через 5 лет триумвират «общака» может встретиться в полном составе на свободе и выяснить между собой вопрос о достойном поведении.

Источник: http://www.mzk1.ru/2017/07/vosxozhdenie-na-golgofu-olega-shoxireva/

«вор в законе, президент криминальной республики. Вор в законе джем Воры в законе джем

Олег ева отказ от воровского. Вор в законе Олег Шохирев — Пенсионер. Ева в Думе

Вор в законе Джем (Евгений Петрович Васин) считался теневым правителем Дальнего Востока. Его имя до сих пор окутано бесчисленными мифами и легендами. Так кем был этот человек?

Из тюрьмы в тюрьму

Евгений Петрович Васин родился 10 ноября, в День милиции, 1951 года в городе Борзя Читинской области. Однако рос он в Комсомольск-на-Амуре, куда переехала семья. Мальчик воспитывался матерью. Пример во всем брал с дяди Тимофея Васина, который был заместителем командира отдельного полка ОГПУ на Дальнем Востоке, Героем Гражданской войны.

Женя еще в детстве получил прозвище Джем. Сначала Васина называли Жека, затем Джек и, наконец, Джем. Первую судимость он получил за драку, как только ему исполнилось 15 лет. По рассказам самого Евгения Петровича, он «заступился за ребят, у которых старшие пацаны отобрали сумки», схватил кий и стал охаживать обидчиков, за что и сел на два года.

В тюрьмах с «активистами» Джем не находил общий язык, но и обиду себя не давал. Отсидев первый срок, он опять попал за решетку. По его словам, «за дружбу пострадал». 19-летие Васин встретил в Златоустовской спецтюрьме.

В третий раз Евгения посадили за сопротивление милиции. В лагере срок добавили — «проявил свой характер». В общей сложности Джем провел в местах заключения 20 лет. О карьере вора в законе он не задумывался.

Будучи в Тобольской спецтюрьме в 1976–1979 годах, он работал на производстве, где делалась путанка для запретных зон, что считалось среди порядочных арестантов «западло». Кроме того, он также был слесарем-бесконвойником — когда другие зеки находились под замком, гулял свободно по рабочему корпусу.

Такое могли себе позволить только те, кто пользовался доверием у начальства. Как правило, бесконвойники в «порядочных» камерах не сидели.

«Союз истинных арестантов»

После выхода на свободу, обладая хорошими организаторскими способностями, Джем создал из числа знакомых уличных авторитетов «братский круг» или, как он его называл, «союз истинных арестантов», в основе которого был принцип: «один – за всех, все – за одного».

До конца 70-х годов причастность к братскому кругу от всех непосвященных скрывалась. В качестве отличия «свои» в городе носили черные фетровые шляпы. Находясь в заключении, Джем вел в рабочих корпусах тайную, но очень активную пропаганду против воров в законе, в пику которым выставлял созданный им союз.

За это его по указанию воров даже избили в одной из «порядочных» камер.

К началу 1982 года внутри братского круга, который насчитывал уже более сотни членов, он создал еще один круг, более узкий, из десяти человек. Всех входивших в него Джем объявил ворами в законе.

Но по воровским понятиям все они являлись самозванцами и подлежали наказанию, ибо присвоить титул вора в законе имели право лишь сами воры.

По словам бывшего криминального авторитета, а ныне правозащитника Владимира Податева, «краевое управление мест заключения» его деятельности не мешало. Это было выгодно.

Во-первых, созданная Джемом «воровская элита» находилась под полным контролем начальства. Во-вторых, составляла оппозицию настоящим ворам в законе. В-третьих, помогала выявлять наиболее влиятельных заключенных и их вербовать.

В результате вся созданная Джемом «воровская постановка» оказалась под контролем официальных властей, а его самого в благодарность за проделанную работу освободили в феврале 1982 года из совгаванской зоны досрочно и отправили на стройки народного хозяйства.

Подмоченная репутация

После этого репутация Джема оказалась сильно подмоченной. Многие друзья его покинули, а в самом «братском кругу» зрел сильный заговор против Джема.

В 1983 году его отправили на зону, находившуюся в поселке Лабытнанги, где Джем объявил себя вором в законе. Однако он был разоблачен настоящим вором Мироном Мамедовым.

После этого у него возникли серьезные трения, в результате которых он через некоторое время оказался в Тобольской спецтюрьме. Находящиеся там воры в законе объявили его самозванцем.

В момент прихода Джема в Тобольскую спецтюрьму из семи находившихся там воров, за исключением двух славянских, которые не имели решающего голоса, пятеро были грузины. Сложившаяся ситуация стала иметь национальный подтекст.

Джем настаивал на том, чтобы его признали вором в законе, на меньшее не соглашался и ни на какие компромиссы не шел. Параллельно с этим в рабочих корпусах несколько человек из «братского круга» проводили агитацию среди тех, кто плохо разбирался в воровских законах, в пользу Джема.

При этом они умело разыгрывали национальную карту: мол, все воры – кавказцы, а русским авторитетам ходу не дают.

В спецкорпусе, где больше знали о прошлом Джема и лучше разбирались в воровских законах, ситуация была иной. Кроме тех, кто с ним находился в камере, его в качестве вора больше никто не воспринимал. Все решил Дато Ташкентский — авторитетный вор всесоюзного масштаба. И решение было в пользу Евгения Васина. 2 октября 1985 года Джем стал вором в законе.

Темная сторона Джема

Оказавшись в конце 80-х годов единственным вором в законе на Дальнем Востоке и не желая ни с кем делить власть, Джем проводил политику, не допускающую появления в регионе других законников.

По своему характеру он был очень радушным, гостеприимным, добрым и справедливым. Это был приятный, обходительный собеседник, прекрасный дипломат, любящий власть и лесть до умопомрачения.

Но в моменты запоев, которыми он страдал, его темная сущность — жестокостью и непредсказуемость — вырывалась наружу, наводя страх на окружающих.

По рассказам людей, знавших Джема близко, он часто оказывался на больничной койке в результате злоупотребления спиртным. Джем на это говорил: «Пусть говорят, что Джем один пьяный ходит, остальные все трезвые».

За счет воровства он не жил и до начала 90-х числился снабженцем комсомольского кооператива «Дружба». Тогда же и появилась организация «Общак». Простым жителям Комсомольска лидер «Общака» представлялся борцом с уличной преступностью, который ратует за порядок в городе.

Как вспоминают жители города, «молодежь не кололась, наркоманов и барыг, продававших малолеткам наркоту просто калечили».

Фраза «обосновать свои слова» прочно вошла в лексикон подростков. В каждом дворе Комсомольска была своя группировка, которая подчинялись кварталам. У каждого квартала была своя «хата», куда сносился общак и мог прийти любой участник квартала, чтобы переночевать, перекусить или сыграть в нарды и просто пообщаться.

Человек «с квартала» решал простые дворовые споры, кто прав, а кто нет. Не было драк, в которых побеждает сильный. Смотрели на то, виновен человек или нет. Грабительство и воровство поутихли. «Если ты ограбил кого-то, — вспоминают жители, — то был риск нарваться на жену, мать, сестру, брата, отца или другую родню «порядочного».

Город был маленький, и все очень быстро становилось известно. Такая же ситуация была и с воровством.

Вор-благотворитель

Евгений Васин повлиял на развитие известной в Комсомольске школы бокса «Ринг-85». Благодаря его спонсорской помощи она стала одной из лучших в России и вырастила мастеров спорта, имена которых знают и за рубежом.

Также Джем открыл в городе общественную приемную, куда за помощью к вору в законе могли обратиться и простые граждане. Как вспоминал один из местных жителей, он был благодарен Джему за спасение его жены – вор помог купил для нее очень дорогое лекарство.

Однако есть множество свидетелей, которые говорят, что такая помощь часто оказывалась небескорыстно.

Также в рамках воспитания подрастающего поколения Джем организовал на острове Малайкин молодежный лагерь. В летнее время туда посменно приезжали до 50 детей.

Лагерь был построен по бойскаутскому принципу: жесткий распорядок дня, активные тренировки и военизированные игры типа «Зарница». В самом Комсомольске существовали бригады, которые отлавливали пацанов-беспризорников, убежавших из дома.

Их свозили на отдельные квартиры, кормили, мыли, одевали. Если узнавали, что их родители пьют, то ехали к родителям и «воспитывали» их физически.

«Это мой край, я его хозяин»

Оказывал Джем «помощь» и бизнесменам города. В оперативных кругах это называется рэкетом. Но Евгений Васин так не считал. «Бывает, когда сами предприниматели обращаются ко мне за поддержкой.

Надо, скажем, им лететь в Красноярск, контракт заключать. Опасаются, что местные группировки могут помешать. А у меня там старые знакомые. Звоню, прошу помочь землякам, не дать их в обиду. Я, получается, сработал как посредник.

Коммерсанты по-своему благодарят», — говорил Джем.

Евгений Васин не раз во всеуслышание призывал к ненасилию. Его излюбленная тема — национальная терпимость и осуждение национализма. Об этом он заявлял даже по комсомольскому телевидению. «Это мой край, и я его хозяин.

Я хочу, чтобы здесь у меня был порядок», — заявлял вор в законе. Но, как свидетельствуют оперативные сводки, убийств на почве криминальных разборок между дальневосточными группировками за годы правления Джема стало больше.

В 2001 году произошел беспрецедентный теракт в комсомольском кафе «Чародейка», где заживо сгорели восемь человек. Сразу после этого чудовищного преступления в прессе появились сообщения о том, что Джем к нему причастен. Были, однако, и другие версии.

Джема арестовали 20 сентября 2001 года. Санкцию дала Генеральная прокуратура. 28 сентября следователь окружной прокуратуры предъявил Евгению Васину обвинение по двум статьям: «убийство» и «организация преступного сообщества».

22 октября 2001 года Евгений Васин скончался от острой сердечной недостаточности в краевой клинической больнице №1 Хабаровска, куда был доставлен из хабаровского СИЗО.

Проводить Джема в последний путь вышел почти весь Комсомольск-на-Амуре.

В СИЗО Хабаровска умер «смотрящий» за Дальним Востоком. По прогнозам специалистов, после смерти Евгения Васина, больше известного как Джем, регион ждет большая криминальная война

Сходняк — это комсомольское собрание для мальчишей-плохишей

Его боялись даже дети

23 октября в хабаровском СИЗО умер Евгений Васин, «вор в законе», больше известный как Джем. Его, уже холодного, обнаружил утром сокамерник — Джем сидел в двухместном «номере». По предварительному заключению, смерть наступила от острой сердечной недостаточности.

Уже к обеду это событие в Хабаровске обсуждали как новость № 1 с неизбежным волнующим аспектом: «Ой, что теперь будет-то?» И этот обывательский недоуменный вопрос несколько напоминал стенания времен кончины Брежнева.

Хотя что такого случилось особенного? Вор умер в тюрьме, при чем тут судьбы человечества? Но даже дети на Дальнем Востоке знали, что Джем — лидер преступного сообщества, и это целый мир, который давно и благополучно развивается и смешивается с нормальной жизнью.

Васин, проживавший в Комсомольске-на-Амуре, контролировал регион сродни федеральному округу. Он построил свою вертикаль власти, развернув структуру от чисто уголовного промысла к бизнесу. Представители криминалитета пробивались к власти и всячески легализовывались. Это было пострашнее, чем гоп со смыком.

Сам же Джем, хотя дисциплина держалась на крови, собственных рук не марал, был как паук, который дергал ниточки своей империи. А в эту империю, хотело бы — не хотело, а входило и все население. И, как народ знает, любая перемена во власти, тем более неожиданная, может быть чревата плохими последствиями.

Крематорий в «красном» кафе

Вообще «воры в законе» уже давно не умирают в тюрьмах, а чтобы Джем, которому вот-вот стукнул бы полтинник, до этого мог дойти, никому и во сне не привиделось бы, тем более попал он туда по статье, хуже некуда.

Прошлой зимой, 22 февраля, в Комсомольске-на-Амуре случилось преступление, страшнее которого не было, наверное, полвека. Ранним вечером в молодежное кафе «Чародейка» бандиты метнули банки с горючей смесью.

Мгновенный и сильный пожар охватил небольшое помещение, загорелись синтетические кофточки и блузки, посетители выскакивали из пожарища почти голыми и кидались в снег.

И хотя пожарные и «Cкорая» приехали без опозданий, четверо сгорели в огне, еще четверо в муках умерли один за другим в больнице среди еще двадцати обгоревших. Большинство жертв были девочками-старшеклассницами.

Город зарыдал в шоке и ужасе. К чести милиции, она схватила подозреваемых уже на следующий день. Скоро было установлено, что исполнители поджога не самые последние люди в местной мафии, а пожар являлся демонстрацией силы.

Хозяин «Чародейки» Эдгард Зайцев — крупный предприниматель — не поддавался давлению. Устрашить Зайцева, депутата городской Думы, значило показать всем, кто в городе хозяин. Молодежь, собирающуюся в кафе, в расчет никто не принимал, а с адской смесью перестарались.

В Комсомольске поджог «Чародейки» иначе, чем терактом, не называли, школьники и родители выходили на демонстрации, писали письма президенту. Жители города, до этого тихо уживавшиеся с бандюками в криминальной столице Дальнего Востока, поняли, к чему может привести терпимость.

Прокуратура возбудила уголовное дело по редкой статье — «убийство двух и более лиц с особой жестокостью общеопасным способом», по ней дают больше, чем за теракт, до пожизненного. К осени, казалось, расследование вот-вот завершится. И тут грянули события, можно сказать, сенсационные для дальневосточников. 20 сентября арестовали Джема. Санкцию на такую операцию дала Генпрокуратура.

«Черные» дни для мафии

Источник: https://ldk1.ru/vor-v-zakone-prezident-kriminalnoi-respubliki-vor-v-zakone-dzhem.html

Юрист прав
Добавить комментарий